[K]-Project: opposition

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [K]-Project: opposition » Настоящее » [15.06.2014] Вы не ждали нас, а мы припёрлись!


[15.06.2014] Вы не ждали нас, а мы припёрлись!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

заголовок:
[15.06.2014] Вы не ждали нас, а мы припёрлись!
место, время, погода:
Безлюдный переулок, ранний вечер, жара с лёгким ветерком.
очередность:
Fushimi Saruhiko, Fushimi Niki
краткое описание ситуации:
Что может быть хуже того, что ты чуть не убил друга, пусть и бывшего, кое-как держишься на ногах и едва не сошёл с ума? А хуже может быть только возвращение покойного папочки, которого Сарухико никак не ожидал увидеть.

0

2

Кое-как перебирая ногами, весь ужасно потрёпанный и сильно уставший, по улице брёл Сарухико, опустив голову. Его форменный плащ был окроплён каплями бордовой крови. Если посмотреть со стороны, то можно было подумать, что юноша попал в уличную драку с кучей преступников и еле-еле убежал, чудом спасшись. Но нет, скорее сам Фушими был бандитом в жуткой ситуации, которую он совсем недавно пережил. В него вселилось то омерзительное существо, если его можно так назвать, изучить которое он должен был. Никак не мог юноша ожидать, что ему придётся быть «оболочкой» для проклятой ауры, несущей смерть и боль. Да и, получается, Сарухико просто-напросто провалил задание Мунакаты. Что теперь делать? Как теперь словить безжалостного убийцу? Скольких людей он успел убить за всё это время? И что сейчас с Мисаки? Эти вопросы не давали покоя и без того вымотанному скипетровцу. Он уже просто мечтал добраться до штаба, чтобы принять освежающий душ, смыть с себя кровь и завалиться в кровать, чтобы уснуть крепчайшим снов и позабыть обо всех ужасах. Только вот темновласый шёл всё медленнее и медленнее, ему казалось, что он сейчас просто-напросто рухнет на землю и больше никогда не встанет. Пожалуй, он никогда не чувствовал себя настолько ужасно.
Перед глазами до сих пор мелькала устрашающая картина: Ята, валяющийся на грязном полу, весь в крови, а в руках у Синего была его же сабля, чуть ли не полностью покрытая алой жидкостью. В этот момент парень едва не помер со страху, а сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Он не мог вспомнить то, как он пронзил Красного собственным оружием, хотя не собирался этого делать. Как же так произошло? Неужели у Сару не хватило сил воспротивиться ауре? Неужели он настолько слаб? Юноша продолжал брести по улице, даже не смотря на дорогу.
Сердце Фушими стучало, словно бешеное. Голова начала кружиться, а в глазах продолжали мелькать отрывки произошедшего. Кровь, сабля, Мисаки… Много крови, ещё больше, целое море крови… Всё потонуло в крови и окрасилось в ненавистный красный цвет. Красный, красный, красный… Вскоре синеглазому не хватило больше сил и шагу сделать. Он оказался в каком-то тёмном переулке, в котором не было ни единой души. Тяжело дыша и чуть ли не задыхаясь, молодой человек облокотился спиной об стену, стеклянными глазами смотря на асфальт. Что же делать? Что? Он совсем забылся в своих мыслях и страхах. Да, ему до сих пор было ужасно страшно. Во рту всё ещё был неприятный, солоноватый привкус крови. Крови Мисаки. Его друга. Друга, пусть и бывшего… Да только после такого он даже не имел права считать Яту своим другом.
«Ненавижу тебя, тупая мартышка…» - вдруг послышались в голове юноши слова Хомровца. От них он дёрнулся, схватив себя правой рукой за метку Хомры, которая осталась на нём, как клеймо. Будто грязь, которую никогда не отмыть с тела предателя. Она на всю жизнь останется на нём и будет напоминать лишь о боли и ненависти. Лишь об этом…
«Ненавижу…» - снова голос Мисаки. Он звучал снова и снова, из-за чего голова парня уже начала раскалываться. Скипетровец зажмурил глаза, схватившись за голову и шипя от боли. Он спиной съехал по стене, усевшись на пыльный асфальт, всё ещё не отпуская голову.
-Не-е-е-ет! – не выдержав, чуть ли не во всё горло прокричал черноволосый, после чего послышалось громкое эхо. Но ему было всё равно. Всё равно на то, что его услышат, найдут и посчитают ненормальным. Впрочем, он уже начинал медленно, но верно терять остатки здравого ума. Пульсирующая боль в голове усиливалась с каждой секундой, в глазах вновь начали мелькать капли крови. Что дальше? Наверное, галлюцинации или что-то ещё похуже? Он бы уже ничему не удивился.
«Ненавижу, ненавижу, ненавижу…»

+1

3

Это было странное и одновременно прекрасное чувство - ощущать себя снова живым, пропускать окружающую действительность через себя и воспринимать собой. Но скорее это вселенная начала существовать снова, а не Ники. Ведь он всегда знал, что никуда не пропадал. Он был всегда, просто окружающее менялось, то скручиваясь в крошечную точку, то вновь расширяясь до размеров космоса. Да и не пропадало окружающее никуда, он просто изменилось в цикличное пространство из которого невозможно было выбраться. Ники долгие часы бродил в странного вида месте, но куда бы он ни пошел, возвращался на прежнее место. Это было сродни кошмару, замкнутый мир, застывший в своей стабильности. Мужчина мог идти долгие часы, не уставая. Он дышал, но знал, что воздуха здесь нет. Он понимал, что существует, но не осознавал себя живым. Ники помнил больницу, палату, адскую боль, разрывающую изнутри и, внезапно, одиночество. Наверное, это неотъемлемая составляющая умирания. Весь мир взаимодействует между собой, продолжая существовать, но уже без тебя. Никому нет дела до того, что тебя больше в нем не будет. Жалел ли он о напряженных отношениях с сыном? Наверное нет. Ники был не из тех людей, которые о чем-то жалеют. Особенно о такой мелочи. Но все же, что-то давило в груди при мысли о том, что Сарухико так и не пришел. Находясь там, в этом небытие между жизнью и смертью Ники вообще ничего не чувствовал. Здесь чувства были как будто лишними и ненужными. Это измерение было не рассчитано для них. Но потом что-то произошло. Ничего кажется и не изменилось, но брюнет почувствовал дыхание жизни. И это было не сравнить ни с чем. Только тот, кто однажды умер, может по-настоящему оценить всю ценность жизни. Всю красоту и насыщенность цветов, которые в состоянии воспринять человеческий глаз, всю гамму ароматов, которые способен обонять человек. Даже течение времени было прекрасно. Чувствовать как оно проходит через тебя, необратимо изменяя, давая возможность познать новый опыт, новые радости, огорчения, удовольствия и разочарования..
Но вместе со всем осознание того, что он снова существует в том мире, где его быть не должно, не сразу уложилось в голове Фушими. Для него, прагматика, циника и реалиста, было дико осознавать то, что мертвый по всем законам мироздания человек может снова оказаться живым. И ему понадобилось несколько дней для того, чтобы смириться с этой мыслью, совместить свое существование с существованием вселенной и снова войти в ритм жизни. Сейчас было трудно сказать сколько прошло времени с его, подумать только как это звучит, смерти. Но то, что Ники видел, вышагивая по широким и не очень улицам, говорило о том, что все не так уж и изменилось. Особенно люди. Наверное люди вообще никогда не менялись. Разве что оболочка, но не начинка.
Чем может пожелать заняться человек, только что вернувшийся с того света? Ники не особо задумывался над философской стороной вопроса, решив что чем мы он там заняться ни хотел, сначала нужно выяснить как обстоят дела с его имуществом на данный момент, вероятно, перешедшим к его бестолковому сыночку. Поэтому, вдоволь нагулявшись, мужчина отправился к дому, где жил до госпитализации. Ники интересовало, остался ли Сарухико здесь, либо сменил место жительства. Одного взгляда на дом хватило, чтобы понять, что Фушими тут больше не живут. Ники цокнул языком и, развернувшись на каблуках, отправился в обратном направлении.
К Кисе идти он конечно же не собирался, более того, про бывшую жену мужчина даже не вспомнил. Но к сыну он пожалуй все же какие-то родственные чувства испытывал, ибо поставил себе целью паршивца найти. Хотя может это было обычное желание показать обезьянке, что даже умерев отец продолжит учить его, что такой как Сарухико никогда не сможет создать мир, который никто не сможет разрушить.
Ники помнил о связи сына с какой-то сомнительной организацией под названием Хомра и решил начать поиски именно с нее, возможно Сарухико до сих пор отирается с этим отребьем. Однако подобные поиски стоит начинать с утра пораньше, а не вечером, поэтому Ники отправился в поисках места, где можно переночевать сегодня. Была у него парочка вариантов, но действовать стоило быстрее, ибо никто не мог гарантировать, что варианты как и Сарухико не переехали в другие места. Брюнет проходил мимо одного из переулков, когда его привлек довольно громкий крик. Ники сделал еще несколько шагов вперед и заглянул за угол в поисках источника звука. Каково же было его удивление, когда он увидел Сарухико сидящего на земле, прислонившись к стене. Изменившегося и повзрослевшего, одетого в странную одежду, но Сарухико. Вид у парня был далек от нормального. Ники криво усмехнулся. При виде сына на него нахлынули совершенно разнообразные эмоции - начиная от чего-то напоминающее ностальгию, до чуть ли не радости. Конечно эта радость была не та из-за которой бросаются сжимать в объятиях и рассказывать от том, как скучали, но все же, хоть Сарухико никогда об этом и не узнает, Ники был рад видеть это недоразумение, которое и на свет-то появляться не должно было. "Кажется я старею," - мелькнуло в голове брюнета, но это заставило его только шире усмехнуться.
Ники неторопливо подошел к сидящему на земле Сарухико, держа руки в карманах. На одежде сына он заметил кровь и, учитывая к тому же странное его состояние, счел ее кровью Сарухико. Другой родитель возможно бы обеспокоился состоянием здоровья своего ребенка, но для Ники это было чуждо.
- Моя маленькая обезьянка докатилась до того, что валяется в подворотнях с разбитой мордочкой? Ты позоришь мою фамилию, тц, - Ники пнул парня в сапог, привлекая к себе таким способом его внимание.

+1

4

Вот он – настоящий Ад. Страшные звуки и крики, кроваво-красный цвет везде и всюду, полыхающий огонь чистилища. Всё это чудилось сейчас несчастному Сарухико, который до сих пор никак не мог успокоиться. Скорее, наоборот – ему было всё страшнее и страшнее, всё сложнее и сложнее побороть кошмарные мысли и видения. Он готов был биться головой об стену, лишь бы всё это прекратилось. Неужели все жертвы омерзительной ауры испытывают такой кошмар? Или только Фушими так «повезло»?
-Хватит… - шептал брюнет, всё ещё схватившись за голову и ни на секунду не распахивая глаз. Его очки кое-как держались чуть ли не на кончике носа, готовые в любой момент упасть. Больно, больно, больно… Когда же это закончится? Долго ли это будет продолжаться? Наверное, ещё немного, и он точно сойдёт с ума, и тогда уже никто не сможет ему помочь.
Вскоре ему уже начал казаться голос. Причём тот голос, который он никогда не забудет. Тот голос, который он ненавидел. Тот голос, который он ни за что не хотел слышать. Но почему? Почему именно голос его покойного отца сейчас звучит в его голове? Да ещё и эти слова, эта манера речи… Всё было в точности так же, как у Ники. Но это было невозможно. Это не мог быть отец Сару. Он уже как больше пяти лет лежал в сырой земле. Естественно, Сарухико подумал, что это очередное видение, которое пытается окончательно уничтожить разум юноши.
А пинок, от которого парень вздрогнул, был настолько ощутимым, будто это действительно была правда. Будто сейчас Ники действительно стоит над скипетровцем, пинает его, насмехается над ним, издевается. Прямо, как раньше. Все те четырнадцать лет он лишь делал своему сыну больно. Безжалостно уничтожал всё то, что он любил. Даже муравейник несчастный сжёг. После этого мальчик начал бояться огня, прямо как саму смерть. А уж как он ненавидел пламя Микото… А за всё это нужно сказать спасибо «любимому» отцу. От воспоминаний о тяжёлом детстве по коже Сару пробежали мурашки, а сам он нервно сглотнул, неуверенно приоткрыв глаза и отпустив наконец голову.
Капель крови стало меньше, а звуки и крики постепенно становились тише. Только вот куда более страшное видение Фушими старшего, казалось бы, никак не собирается пропадать. Сару медленно поднял взгляд на видение. Он широко распахнул глаза, с ужасом глядя на до боли знакомое лицо. Страшное, мерзкое, ненавистное… Нет, не сказать, что Ники был уродом, скорее, даже наоборот, но юноше он всегда будет представляться ужасным монстром. Собственно, а разве он таковым и не является? Да ещё и эта омерзительная ухмылка, которая присутствовала на его роже постоянно.
Синий шокированно продолжал смотреть на образ отца. Он выглядел настолько реалистично, что Фушими снова стало страшно. Но ведь это же невозможно… Умерший человек никогда уже не сможет вернуться в мир живых. Разве что бессмертный Серебряный Король, но ведь Ники королём не являлся. Да что уж Королём, он вообще не знал о группировках. По крайней мере, скипетровец всегда так считал.
Не отрывая взгляда от отца, парень с трудом начал подниматься с земли, опираясь рукой о стену. В этот же момент он странно заулыбался, а вскоре и вовсе начал смеяться, другой рукой схватившись за лоб и опустив взгляд.
-Кажется, я точно сошёл с ума… - пробормотал черноволосый самому себе, а после вновь переведя взгляд то ли действительно на отца, то ли на чёртову галлюцинацию. Что же это творится такое? Одно сумасшествие шло за другим.

+1

5

Сарухико не сразу обратил внимание на Ники. Мужчина даже задался вопросом, воспринимает ли его сынок. Впрочем, когда парень наконец поднял голову, эмоции, отразившиеся на его лице вполне окупили время ожидания. Фушими-старший от подобного зрелища только шире ухмыльнулся. Сарухико в принципе всегда смотрел на него со смесью ненависти и страха, меняя пропорции этих эмоций в зависимости от ситуации, но сейчас чистейший ужас отразившийся на лице брюнета был ни с чем не сравним. Впрочем, подобная реакция была вполне ожидаема, ведь сейчас Ники выступал в роли призрака во плоти, если угодно ожившего кошмара. И эта реакция безумно веселила мужчину. Он разглядывал Сарухико, чуть наклонившись к нему и по-прежнему держа руки в карманах.
- Что, обезьянка, дар речи потерял? Все больше деградируешь? - ухмылялся Ники, толкая носком ботинка сапог своего сына. - Разве так надо встречать любимого отца? Где твои манеры? Похоже придется вбивать в тебя их заново.
Фушими-старший чуть отступил назад, пока его сын медленно поднимался с земли, наблюдая за действиями, дающимися парню будто с трудом, что объяснялось, видимо, как физическими повреждениями, так и моральным потрясением от вида воскресшего папочки. Конечно, не каждый день мертвецы приходят к тебе в идеальной форме и прекрасном настроении.
- Не говори глупостей, было бы с чего тебе сходить, - расхохотался вслед за Сарухико Ники. Только в отличие от смеха его сына, в котором легко читалась истерика, смех мужчины был по-настоящему веселым. Еще бы - он снова жив, он нашел сына, да и реакция Сарухико была намного лучше, чем мог бы представить себе Ники. Так что мужчина был действительно доволен происходящим. Брюнет взял парня за подбородок, поворачивая его лицо к себе так, чтобы смотреть прямо в глаза и довольно сильно сжал, до такой степени что под пальцами бледнела кожа.
- Какого черта ты валяешься в подворотне весь в крови, как побитая шавка? - во взгляде Ники появилось раздражение, он уже не ухмылялся, сжав губы в тонкую полоску. Как бы он не относился к Сарухико, это все равно был его сын и подобное положение вещей Фушими-старший считал неприемлемым. Оскорблять и унижать парня мог только он сам, но никак не посторонние люди. И как бы слаб Сарухико не был, он был обязан дать отпор кому угодно, кроме, конечно, самого Ники. Этому учил сына брюнет с самого детства. Даже если больно, терпеть и сжимать зубы. Даже если умираешь, держаться до конца с гордостью. Перегрызть глотку врагу зубами, если не останется другого оружия. Другой вопрос в том, что его глупенький Сарухико не в состоянии был понять всего того, что пытался вбить в него Ники.
- Я надеялся, что повзрослев ты исправишься, то ты все так же жалок, - мужчина с отвращением на лице, будто прикоснулся к чему-то мерзкому, оттолкнул Сарухико к стене, отпуская его подбородок.

+1


Вы здесь » [K]-Project: opposition » Настоящее » [15.06.2014] Вы не ждали нас, а мы припёрлись!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC